Новые друзья

Вообще-то Кира, говоря Миу, что ей скучно, немного сгущала краски. В Плантайе совсем не было скучно и, положа руку на сердце, она совсем не хотела возвращаться домой в Урбанию, где её ждала ненавистная школа. Здесь она была свободна, предоставлена самой себе и делала почти всё, что хотела. А ещё у неё появилась куча друзей – старше, интереснее её – и несмотря на это, все они общались с ней приветливо, на равных. Это были ученики, приехавшие сюда на Совет вместе со своими наставниками, их всех вместил гостеприимный дом Акселя. Для них накрывались в огромной гостиной столы для завтрака, обеда и ужина. А вечером они собирались здесь же на тайный ученический совет.

Мия часто подолгу отсутствовала, и Кире пришлось знакомиться почти со всеми самой. Например с серьёзным большеглазым Рино она столкнуласьсразу по прибытии в Керкус – он принёс еду в её комнату в первый день. С его побратимой, второй ученицей Акселя – хрупкой светловолосой Пией, удалось пообщаться уже позже на вечерней тусовке, куда её пригласили Ивар и Давен из Бетулы.

Но всё началось на следующий день после её прибытия в Плантайю, когда она впервые спустилась в общую гостиную к завтраку. Первыми, кто подошёл с ней знакомиться, были Марко и Ремо из Фраксинуса.

Она села за свободный столик и стала ждать подругу, которая, к слову сказать, так и не пришла. Зато через минуту-другую её персоной заинтересовались два парня, похожих, как две капли воды, друг на друга, различались они разве что причёсками, ну и деталями одежды. Тот, у кого волнистые волосы были собраны сзади в пучок, придавая ему более серьёзный вид, чем у его друга, начал разговор первым, но он задал столько вопросов, что у Киры закружилась голова.

– Привет. Мы тебя не знаем. Ты из Тилии или Пальметты? Где твой побратим? Кто твой наставник?

– Ну… Вообще я не совсем отсюда, – смущённо забормотала она, затягивая время, толком не зная, что отвечать: во-первых, она ещё не получила никаких инструкций от Мии о том, как себя вести, что можно говорить, что нельзя, во-вторых, она поначалу вообще не собиралась ни с кем здесь знакомиться, все мысли были заняты Миу. Но её новые «приятели» были настроены решительно. И вот уже второй парень с такими же каштановыми волосами, только поднятыми наверх (что придавало ему несколько задиристый вид), перелез через скамейку и, подсаживаясь к ней ближе, устремляя взгляд прямо ей в глаза, спросил уже напрямик, как её зовут и откуда она приехала. Он положил на стол руки и затарабанил по нему пальцами, намекая, по-видимому, что настроен на долгий разговор и без ответа не уйдёт.

Кира окончательно смешалась от такого двойного напора. Но к счастью, на помощь ей пришли два других симпатичных парня, сидевших за соседним столиком и всё это время наблюдавших за ними.

– Марко, Ремо, не приставайте! Это подруга Мии. Вы что, не видите, она пока не готова с вами общаться! – крикнул один из них, подходя ближе.

В отличие от Марко и Ремо эти два парня почему-то сразу вызвали у неё доверие. Они сильно отличались друг от друга (один блондин, второй шатен с густыми ресницами), но одеты были одинаково: в футболки и отороченные мехом безрукавки, и Кире почему-то бросились в глаза их кожаные браслеты с маленьким красным камешком посередине. Она вспомнила, что у каждого наставника города было по два ученика и свой источник связи между ними.

Когда они подошли к её столику, оказалось, не напрасно Кира почувствовала к ним доверие, они и у Марко с Ремо пользовались авторитетом, так как последний, секунду назад барабанивший по столу, без всяких возражений тут же поднял вверх руки и пообещал больше не приставать к Кире, правда, болтать не прекратил, просто перескочил на другую тему:

– Слышь, Ивар, а зачем Далия из Пинуса везде таскает с собой этого плюшевого медведя?

– Говорят, через него она держит связь с учителем, – спокойно ответил ему Ивар и, развернувшись к Кире, попытался представить себя и своего побратима Давена.

– Вот смешная, это же неудобно, – снова вклиниваясь между ними, перебил его Ремо, продолжая болтать о Далии, – лучше уж амулет на шею или браслет, как у вас. Руки должны быть свободными! – глубокомысленно заключил он. – А вы знакомы с теми молчунами из Магнолии? – показывая в сторону дальнего стола, спросил он и, зачем-то понижая голос, добавил: – Походу, они ни с кем здесь не общаются…

– Ремо, у тебя есть хороший шанс быть первым и проверить, – подмигнул ему Давен. – Слышал, что один из них, кажется, Джун, обладает левитацией.

– Да ладно! – заголосил явно заинтересованный этой информацией Ремо и потащил своего друга туда, где сидели «молчуны из Магнолии».

– Ремо, только будь деликатнее! – крикнул уже вслед ему Давен. – Восток – дело тонкое.

Этот Давен обладал очень необычной внешностью, секрет которой, как показалось сначала Кире, был в различии яркости глаз и бровей: тёмные ресницы – светлые глаза, и на этом контрасте они как будто всё время сверкали, к тому же Давен постоянно заразительно улыбался, обнажая ряд белоснежных ровных зубов. Но оказалось, секрет был не в этом. Когда активные парни покинули их столик, стройный голубоглазый Ивар, видя, как Кира заинтересовалась его другом, пояснил:

– Давен обладает даром располагать людей, делиться энергией, от этого всем хорошо рядом с ним. Видишь, даже на тебя подействовал его магнетизм, – и, не дав Кире опомниться, внезапно спросил: – Что ты делаешь сегодня вечером?

Она стушевалась сперва, не поняв, к чему этот вопрос, но Ивар тут же пояснил:

– Хотим пригласить тебя сюда после ужина. Соберутся все, будем знакомиться, общаться, посмотришь, чем мы занимаемся, – и многозначительно улыбнувшись, пообещал: – Приходи, будет интересно.

Весь день Киру мучали сомнения, стоит ли, нужно ли ей идти: ведь она никого не знает, у них свой мир, своя тусовка. Она хотела посоветоваться с Мией, как поступить, но, к сожалению, та так и не появилась, поэтому пришлось решать самой. Кира пошла и не пожалела.

На улице уже стемнело и в доме зажгли свет, когда она начала спускаться в гостиную, ещё до конца не уверенная в правильности своего решения. Но просторное помещение выглядело уютно: столы убраны, ребята как-то тепло, по-домашнему сидели полукругом на возвышении, покрытым толстым пушистым ковром, в середине же горел настоящий огонь, и все живо что-то обсуждали, смеялись, поэтому, когда Ивар позвал её к ним, сомнений уже не было.

Она подошла, присела рядом, так же, как и они, по-турецки сложив ноги, и Ивар начал знакомить её с присутствующими, первыми представив Нурию и Питера из Каштании.

Девушка с густыми бархатными бровями и карими глазами лучезарно улыбнулась, но Ивар тут же со смехом предупредил:

– Осторожно, Нурия выглядит доброжелательно, но может быть опасна: умело работает со стихиями, умеет даже вызывать дождь.

Про Питера Ивар не стал говорить много, но когда попытался представить следующую пару, сидящий рядом с Нурией темноволосый парень с живыми чёрными глазами и чуть оттопыренными ушами перебил его:

– Как?! Ивар (в голосе наигранное негодование)! – А меня? Меня ты не хочешь представить так же, как и Нурию?

– Ах да! – вскинулся Ивар, изобразив притворное смущение. – Это Питер! – нарочито торжественно начал он и, набирая побольше воздуха для якобы длинной речи, неожиданно быстро закончил: – Питер просто хороший парень. Он при Нурие, – при этих словах все засмеялись, и даже Питер.

– Ну, Ремо и Марко из Фраксинуса ты уже знаешь, – продолжил Ивар. – Они нам только что рассказывали про свои приключения в… как там… в Свитении, в стране, где ночь не наступает никогда. Они умеют перемещаться в другие миры. Специалисты или хвастуны, сложно разобраться, так как никто из нас не может их проверить.

– Но-но! – воскликнул Марко и тут же весело подмигнул Кире.

– С Рино ты уже знакома, – продолжал Ивар, проигнорировав возражения Марко. – На них с Пией возложена важная миссия… – он не успел закончить, как его тут же перебил Ремо:

– Быть гостеприимными и с радостью принимать нас здесь.

– Да, и это тоже! За что им большое спасибо! – опередил его на этот раз Ивар, снова взяв слово: – Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить вас за радушный приём, – приложив руку к груди, улыбаясь Рино и Пие, продолжил Ивар, – который вы оказываете здесь всем без исключения. И я хотел бы отметить ещё одну очень важную особенность учеников Акселя. По традиции все ученики Керкуса изготавливают для наставников табеллы – специальные дощечки, по которым можно перемещаться почти в любые миры. Это очень ответственная работа, поэтому они обладают удивительным умением, – тут Ивар театрально замолчал, обводя Пию и Рино взглядом, затем таинственно произнёс: – Они в совершенстве владеют Антимагией, то есть способны полностью противостоять чужому влиянию, магия извне на них не действует.

– Давайте испробуем, – снова вклинился Ремо и заговорщицки подмигнул Ивару.

– Я уже пробовал, – засмеялся Давен, – моя магия на Пию точно не действует.

Девушка смущённо улыбнулась, показывая небольшую щербинку в передних зубах, и скосила сильнее глаза.

– А ещё Пия может становиться невидимой.

– Что?! Правда? – воскликнул никак не успокаивающийся Ремо. – Пия, я твой фанат! Расскажи, как ты это делаешь. Мне до смерти надоел Марко. Хочу его не видеть.

– Без проблем, я сам расскажу тебе, как это сделать, не применяя магию. Просто закрой глаза и уши, – посоветовал ему Марко, и все рассмеялись.

– По-моему, вы друг без друга и минуту провести не можете, – заметил Давен, а Ивар продолжил представлять Кире остальных участников встречи:

– Грегор, – указал он на плотно сбитого светловолосого парня с широкими скулами, – и Далия из Пинуса. – Кире кивнула темноволосая девушка с грустными васильковыми глазами и мягкими чертами лица. – Кстати, – заметил Ивар, – Далия – непревзойдённый специалист по зельеварению. Её настойки, я знаю, расходятся по всей Плантайе.

– Мне нужна твоя настойка, Далия! – энергичный неуёмный Ремо не знал покоя, – хочу приворожить Пию.

Но Ивар, стойко игнорируя дурачества Ремо, продолжил знакомить Киру со следующими учениками:

– Джун и Хироки. Эти ребята из Магнолии – самые искусные маги, – указывая на двух парней азиатской внешности, пояснил он: – Один из них умеет летать, другой проходит сквозь стены. И мне удалось уговорить их к нам присоединиться, – снижая голос до шёпота, заговорщицки добавил он.

Кира с нескрываемым интересом разглядывала «самых искусных магов». Они были очень похожи и нереально красивы, с тонкими чертами лица, которые, однако, совершенно не выражали никаких эмоций.

– Не верю! – воскликнул неугомонный Ремо. – Пусть докажут!

– Может, начнём с тебя, – поддел его Давен, – а то пока слышали только твои рассказы, отдадим им должное, очень захватывающие, но…

– Понял, – без лишних слов ответил Ремо и тут же пообещал: – Завтра, завтра я вам докажу.

– Почему же завтра, а не сегодня? Мы вроде никуда не торопимся, – исполненный весёлого задора, сказал Давен, было видно, что он сильно сомневается в том, что они вообще когда-нибудь увидят магию Ремо.

– Процесс сложный, непростой такой процесс, требует особых настроек, – тут же начал оправдываться Ремо.

Ребята из Магнолии в это время начали переговариваться о чём-то друг с другом, затем один из них, Хироки, кивнул Ивару и через секунду поднялся в воздух в той же позе, что и сидел: со скрещёнными ногами.

– Ух ты! Молодец! – с искренним восхищением воскликнул Ремо. – Всё, завтра я вам точно покажу, что мы с Марко можем, да, Марко?

Марко, почти спавший до этого момента, тут же проснулся. По всей видимости, он не очень-то горел желанием и энтузиазмом показывать что-либо, поэтому недовольно буркнул:

– А что там насчёт прохождения стен…

– Это подождёт, – вдруг став серьёзным, возразил Ивар. – И вообще, мы ведь здесь не за этим сегодня собрались, – многозначительно обводя всех взглядом, заметил он. – Плантайя в опасности. Вот Дмитрий и Микаэль из Жакаранды. Их соседей из Гевеи и Сейбы поглотили раптусы. Говорят, все жители этих городов находятся теперь в Мегаплантисе. И вы видели Миу, который вернулся оттуда. – При этих словах на лицах всех присутствующих отразилась печаль. – Нам надо решить, что делать дальше. Мы все одна семья, давайте каждый из нас подумает, чем лично он мог бы помочь. Завтра соберёмся здесь снова и обсудим. – Все согласно закивали, а Ивар продолжил: – И мне не хотелось бы заканчивать вечер на грустной ноте. Пока тебя не было, Кира, Давен нам показывал иллюзию, он мастер в таких делах, поэтому пусть продолжит, да?

– Да-да, – неожиданно восторженно включилась в разговор Нурия, – пожалуйста, пусть Давен продолжит, это нечто! – и она умоляюще посмотрела на него. Тот обаятельно улыбнувшись ей, со смехом произнёс:

– Не могу отказать, когда меня просят такие очаровательные девушки. Тебе, Питер, повезло, – подмигнул он ушастому парню, который тем не менее скорчил такую физиономию, что было ясно: он на этот счёт имеет другое мнение.

– Садитесь поудобнее, закройте глаза, шоу начинается, – многообещающе произнёс Давен.

Кира так и сделала, и когда он досчитал до трёх, увидела… Другой мир. Она уже была не в гостиной Керкуса, а в сказочной зелёной долине, покрытой белыми нежными цветами, залитой полуденным солнцем. И она была там не одна, а вдвоём с Миу. Он, закручивая прядь её волос, что-то шептал ей нежно, и его изумрудные глаза, обращённые на неё, горели, сияли любовью. Отражаясь в них, она чувствовала себя по-новому, другой – смелой, яркой, красивой, такой, какой всегда хотела быть. Этот взгляд поглощал её полностью, заставляя забыть обо всём на свете. Будущее не волновало её, прошлое исчезло, как будто никогда и не было, и в этот момент она ощущала себя вне времени – на седьмом небе от счастья!