Кира получает волшебную силу

Кира слушала учителя, и на глаза её наворачивались слёзы. Мия, её милая, добрая, чудесная Мия, может погибнуть.

- Я тоже очень, очень люблю её, – прошептала она, с решительной  готовностью заверив Зигор-Велеса, – и сделаю всё, чтобы вернуть её, правда.

- Хорошо, – повторил он, и голос его смягчился. – Вижу, ты поняла. Теперь я расскажу, с чем вы столкнетесь и как вам вести себя в Цедрусе. Город заброшен. Он выглядит так, как будто уже многие годы там никто не живёт. Так действует особый микроклимат, который создал защитный кокон, через который никто не может проникнуть туда. Он оберегает жителей других городов от случайного проникновение, а также не даёт раптусам возможности выйти оттуда. Я проведу вас через специальный  портал, открою на время вход. Когда всё будет готово, Миу даст мне знак, и я заберу вас оттуда. Только там, где вы войдёте, вы сможете выйти обратно. Это важно. Не забудьте. Нигде больше выйти за пределы города у вас не будет возможности. Пока всё понятно?

Кира кивнула, и учитель продолжил:

- Чтобы защититься от раптусов, я дам тебе, Кира, волшебную силу.

- Учитель, но… – вдруг запротестовал молчавший весь разговор до этого Миу.

- Нет, мой мальчик, не возражай. Я не могу рисковать её жизнью. Я знаю, ты сделаешь всё, чтобы защитить её, но этого мало. Слишком велика угроза.

Миу сразу примолк. Кира уже поняла, что он подчиняется воле учителя беспрекословно. Правда, она всё же поймала его недовольный взгляд, и её так и подмывало вступить с ним в перепалку, но не успела она и рта раскрыть, как Зигор-Велес, стоя у дверей, пригласил их следовать за ним.

Они вышли на улицу. От чистейшего воздуха у Киры закружилась голова, и она снова поразилась красоте лежащего перед ними пейзажа. Просторные, но вместе с тем уютные травянисто-зелёные луга с вкраплениями ярко-оранжевых, жёлтых и синих цветов заканчивались тёмными хвойными лесами. Ветер, свободно разгуливая по пастбищам, гнал волну за волной, пригибая даже редкие низкорослые кусты ещё ниже к земле, и Кира снова беспричинно ощутила какой-то прилив счастья. Как же здесь хорошо! Даже у себя дома она не чувствовала так прекрасно.

Вглядываясь в даль, она заметила пасущихся овец, пастух отдыхал в тени небольшого раскидистого дерева на другом конце пастбища, а отару стерегли две большие лохматые собаки. И тут вдруг она услышала резкий голос учителя, кричащий ей в самое ухо.

- Вытяни руки и смотри мне в глаза, – тоном, не терпящим возражений, приказывал он.

Кира, как кролик, уставившийся на удава, тут же подчинилась. Она, не отрываясь, смотрела ему в глаза и чувствовала, что с телом происходит какая-то трансформация. В голове было пусто, она не могла не то что бы анализировать, что происходит вокруг, а хотя бы внятно мыслить. Сознание покинуло её, остался только этот взгляд. Наконец, как будто издалека она услышала его властный голос:

- Всё. Теперь твои руки обладают волшебной силой.

Кира пыталась встряхнуться от некоего наваждения и прийти в себя, но не успела, так как дальнейшие события развивались стремительно.

Зигор-Велес вдруг крикнул что-то резкое… и внезапно две собаки, которые до этого мирно охраняли овец, неожиданно, как взбесившиеся, рванули к ним. Казавшиеся издалека смирными и миролюбивыми, они, по мере приближения, начали выглядеть настоящими монстрами. От бега их длинная шерсть клочками поднималась то вверх, то вниз, будто увеличивая их размеры, а из огромной распахнутой пасти текла слюна-пена.

- Вытяни руки, останови их! – прокричал Кире Зигор-Велес.

- Да! Но как?! – спросила она, тоже крича, потому что уже впадала в панику.

- Силой мысли, – резко бросил учитель, – прикажи им остановиться.

- Стойте! – что было мочи завопила она тогда.

Но результата никакого не последовало. Псы, разинув огромные пасти, продолжали нестись к ней с невероятной скоростью.

- Я не могу, не могу, – в отчаянии кричала она.

Краем глаза она заметила, что Миу бросился ей помочь, но Зигор-Велес остановил его.

- Ты можешь! Тебе больше ничего не остаётся, – властно произнес он и поторопил: – Быстрее! Действуй быстрее!

Кира уже почти ничего не соображала: паника, страх не давали ей ясно мыслить. Она просила, плакала, визжала. Но это не помогало. Псы неумолимо приближались.

И вот, когда одна из собак была уже настолько близко, что Кира почувствовала её горячее животное дыхание, девочка, сверкнув глазами, от полного отчаяния вдруг обрела яростную решимость и полушёпотом, потому что от сильного крика голоса уже почти не было, чётко выговорила: «Стой!»

И собака внезапно остановилась как вкопанная. Просто замерла в немыслимой, смешной позе. Вторая псина от такой неожиданности попыталась тоже остановиться, но потеряла устойчивость и, заскользив по мокрой траве большущими лапами, врезалась в застывшего товарища, который, несмотря на это столкновение, продолжал стоять в той же позе, как каменное изваяние. От боли вторая собака громко заскулила и, поджав хвост, присела на задние лапы.

- Видишь, у тебя всё получилось, – услышала Кира за спиной голос Зигор-Велеса.

- Разве это я? Я остановила собаку? – срывающимся голосом переспросила она.

- Да, – просто ответил учитель, – теперь ты можешь останавливать животных, любых, в том числе и раптусов, – и, бросив взгляд с лёгкой усмешкой в сторону Миу, добавил: – Правда, на людей эта сила пока не действует.

Кира, пытаясь успокоиться, шумно дышала. Она смотрела то на Зигор-Велеса, то на свои руки в недоумении и искала ответа, совершенно ничего не понимая. Она подумала, что неплохо было бы повторить опыт и потренироваться ещё, но учитель уверил её, что она справится и так, к тому же времени в обрез: им нужно отправляться. Кира пошла в дом за вещами, а Зигор-Велес остался во дворе, ещё о чём-то переговариваясь с Миу, наверное, давая ему последние указания. После этого они все вместе поднялись на верх башни к порталу, через который Зигор-Велес собирался отправить их в Цедрус.

Несмотря на недавно испытанный страх, Кира ощущала лёгкое возбуждение перед предстоящим приключением. Круто! Ведь она теперь не просто девочка, а почти волшебница, и у неё чесались руки проверить только что  полученную волшебную силу, хотя, конечно, с раптусами встречаться ей совсем не хотелось. Но она была уверена, что Миу защитит её от них: при воспоминании о том, как он бросился спасать её от собак, сердце наполнялось радостью. Она опять сменила гнев на милость и была готова к любым подвигам.

И вот они снова находились на смотровой площадке башни. Но сейчас днём здесь всё казалось не так таинственно и страшно, как тогда ночью. Кира даже залюбовалась открывшейся ей панорамой. Вся горная долина была как на ладони: прелестная, цветущая. Послеполуденное солнце ярко светило, предоставляя растениям возможность полностью раскрыться и просительно тянуться вверх, к его ласковым лучам. Даже Кира, пригревшись, умиротворенно подставила лицо под его тёплый свет, но резкий окрик учителя вывел её из этого приятного состояния.

- Присядьте, – приказал он.

Оба сделали, как он сказал.

- Кира, – продолжил он, – положи руки на плечи Миу.

Учитель подошёл с другой стороны, поправил её, сухо добавив:

 – Думаю, тебе стоит закрыть глаза.

«Да уж, лучше действительно прикрыть глаза, все эти перемещения вызывают у меня приступы головокружения и тошноты», – подумала про себя Кира.

- Теперь, кажется, всё, – услышала она голос учителя, – не задерживайтесь там долго. Как только найдёте Мию, сразу возвращайтесь назад. Ещё раз напомню, в городе небезопасно, – как будто откуда-то издалека отдавал он последние распоряжения.

И понеслось… Девочка чувствовала, как что-то мелькает перед сомкнутыми веками. Потом она вдруг ощутила, что воздух стал другим, и до её слуха донёсся лёгкий мелодичный звон. Наконец, когда она почувствовала, что её руки соскользают с плеч Миу, потому что он встаёт, она поняла, что они уже в Цедрусе. Только тогда она открыла глаза.