Чудесная долина

Кира шла за Миу, с интересом разглядывая городок. Она вертела головой в разные стороны, не зная на чём остановить внимание. При дневном свете всё выглядело немного по-другому: может быть, и не так броско, ослепительно, как в тот день на ночном карнавале; но тем не менее и сейчас городок не утратил своего очарования, наоборот, солнце внесло теплоту и тот особый неповторимый шарм, который бывает только летом. Как и тогда на празднике, повсюду было множество цветов, но сейчас к ним добавились живописные вьющиеся растения и мягкая тень от деревьев. И это сочетание яркой сочной зелени с белыми стенами домов, и узкие мощёные улочки, и изящные арки, ведущие в крошечные дворики, и разноцветные ставни на окнах, которые девочка не заметила в прошлый раз, – всё это придавало неповторимое обаяние и особый домашний уют этому месту, чем-то похожему на музей под открытым небом. Ведь, несмотря на единый архитектурный стиль: светлые стены с черепичными крышами, – каждое здание было индивидуальным, отличаясь изумительно изготовленными деревянными ставенками, дверями, с вырезанными или нарисованными на них замысловатыми узорами. Каждый хозяин привносил в украшение дома что-то своё – характер, настроение. И как же интересно было всё это изучать!

«Здесь так красиво! Вот бы пожить чуть-чуть в одном из таких домиков!» – думала про себя Кира, когда Миу остановился поприветствовать какого-то мальчика. И хотя она деликатно осталась стоять в стороне, обрывки фраз доносились и до неё.

- Ты давно не был в Цедрусе? – спросил незнакомец у Миу. Голос его был взволнован.

- Ну… – неопределённо пожал тот плечами и будто невзначай мягко развернул парнишку спиной к девочке, а затем, понизив голос до шёпота, произнёс: – Мне пока запрещено возвращаться домой.

- Слышал, это как-то связано с твоей учёбой… – так же вполголоса ответил незнакомец и напряжённо продолжил: – Так вот, теперь туда никто не может попасть: все порталы перекрыты.

Миу что-то ответил, но Кира не разобрала слов, зато услышала ответ мальчика:

- Крыши домов, башен видны из-за леса, но добраться до города ни у кого не получается ни пешком, ни через портал. Даже нашему Питеру не удалось: его вернуло обратно. Связи с городом тоже нет, и люди уже волнуются, так как не могут попасть к родственникам. Ты можешь узнать у учителя, что случилось?

- Конечно, – наконец, чётко услышала она ответ Миу. – Я как раз собираюсь к нему. Сообщу тебе всё, как узнаю.

- Хорошо, что мы встретились, – радостно произнёс парнишка, похлопав Миу по плечу.

Попрощавшись с ним, Миу помахал Кире, приглашая снова следовать за ним.

Они шли долго в полном молчании. Миу казался чем-то озабочен, и Кира не осмеливалась заговорить с ним. Уже почти прекратилась неразрывная линия домов, где жилища лепились друг на друга, и пошли отдельно стоящие здания с маленькими садиками, в которых росли деревья с пышными кронами, усыпанными цветами, похожими на красно-белые свечи. Но когда закончились и они, Киру охватило некое беспокойство: она поняла, что теперь находится за чертой города. В сельской тишине они прошагали совсем недолго, когда девочка услышала какое-то непонятое нарастающее гудение. Не видя источника шума, она испытала смутную тревогу. Но затем по одной из сторон дороги закончился расти плотный кустарник, и Кира наконец увидела причину происхождения этих звуков. Это была река. Но совсем не такая, какую она видела раньше. Водный поток выходил из узкого горного ущелья и имел такое бурное течение, что его воды с лёгкостью перебрасывали и протаскивали камни величиной с волейбольный мяч.

Миу остановился, поджидая Киру. Затем, показывая на реку, произнёс:

- Нам нужно на тот берег.

Она стала нервно оглядываться по сторонам в поисках моста или приспособления такого рода, которое, по её мнению, могло бы помочь им сделать это, но ничего подобного не было, и она в недоумении посмотрела на мальчика.

- И как мы переберёмся туда? – спросила, наконец, Кира, лихорадочно облизывая губы. Она пыталась говорить спокойно, ей не хотелось выглядеть трусихой, но глаза её округлились от испуга. И это позабавило мальчика. Он, наконец, вышел из задумчивости, в которой пребывал последние полчаса, и загадочно произнёс:

- Есть один способ. Тебе точно понравится.

Когда они спустились к реке и Кира вблизи увидела этот бурлящий поток, вызвавший в ней такой трепет и волнение, она решила, что Миу в очередной раз над ней издевается. Стремясь куда-то и яростно расправляясь с любыми препятствиями на своём пути, воды реки издавали звуки, подобные дикому рычанию. «Попадёшь в этот водоворот, костей не соберёшь», – думала про себя Кира, но почему-то никак не могла оторвать от него взгляд и как зачарованная смотрела на эту природную силу и мощь.

Рядом с берегом находился прямоугольный деревянный настил шириной метров пять. На этом подиуме ничего не было, кроме торчащей у самого его края небольшой высокой трубы с краном. Конструкция чем-то напоминала душ. Миу встал на подиум, приглашая девочку последовать за ним, но она не торопилась, явно ожидая объяснений с его стороны, которые, собственно, незамедлительно и последовали.

- Это шаролёт, не бойся, он совершенно безопасен, – с мягкой улыбкой произнёс он.

- Шаро… что? – переспросила Кира с недоверчивой гримасой на лице.

- Шаролёт – такая штука для полётов, – уже с трудом сдерживая смех, разъяснял он.

- Да, но как? – любопытствовала Кира, и тут же, не дождавшись ответа, задала другой мучавший её вопрос: – И почему нельзя просто отключить притяжение и перелететь?

- О, да ты в теме, – рассмеялся Миу, – не новичок какой-нибудь, – и весёлые искорки заиграли в его глазах. – Ну вообще-то, у нас в Планта́йе, собственно, мало кто умеет летать, в основном это некоторые учителя и ученики наставников. Умение отключать притяжение – целая наука, и обучить этому может только очень опытный, можно сказать, великий наставник.

Кира задумалась. И не удержавшись, спросила вновь:

- А ты умеешь?

- Я нет, – отозвался Миу и добавил, хитро улыбнувшись: – Но не расстраивайся, у меня много других способностей.

- Хм, – пренебрежительно дёрнула она плечиком: мол, вот ещё, расстраиваться будет, но природное любопытство, как обычно, пересилило, и она задала очередной вопрос, всё ещё не решаясь ступить на подиум. – Интересно, какие?

- В своё время узнаёшь, – в его глазах снова зажглись весёлые искорки, как будто происходящее забавляло его.

«Ладно, хорошо», – подумала Кира, хотя, конечно, такой ответ не очень-то её устроил, но она рассудила, что лучше подождать до поры до времени  с выяснением особых талантов нового знакомого и решила зайти с другой стороны, коль уж представился случай.

- Я вот уже который раз слышу это странное название Планта́йя. Это что-то типа страны, да?

- Ну… можно и так сказать, – небрежным жестом убрав белокурую прядь со лба, ответил он, одновременно производя какие-то действия возле странной конструкции, – но скорее это общее название союза общин, в котором много городов.

- Хорошо. А как тогда называется город, где мы только что были? – не унималась Кира.

- Каштания, – бросил он через плечо, всё ещё занимаясь шаролётом.

- Каштания…– повторила Кира, будто пробуя понравившееся слово на вкус, – красивое название. Ну да, она же слышала его из уст незнакомки, разговаривавшей с Миу. И тут её осенило: – Есть же такое дерево: каштан! А я ещё смотрю, у вас много в городе одинаковых деревьев, так это каштаны! В честь их и назван город?

- Может быть, – лукаво улыбнулся мальчик.

Тут Кира снова открыла рот, чтобы задать очередной вопрос, но Миу её опередил:

- Ну, так что? Ты готова полетать немного?

Кира кивнула и по инерции шагнула на подиум, оперевшись на протянутую им руку. Вообще-то она думала совсем о другом и совершенно не собиралась никуда лететь, но мальчик поймал её врасплох, и она машинально согласилась. А он в свою очередь действовал быстро: подвёл её к «душевой» штанге, рядом с которой был нарисован на деревянном настиле небольшой белый круг с красным плюсом внутри, и поставил Киру прямо туда.

- Закрой глаза, так будет интереснее, – весело скомандовал он.

И она, как ни странно, послушно всё исполнила.

- Теперь можешь открывать, – прошептал Миу, забавно щекоча дыханием ухо и быстро отстраняясь.

«Прям игра какая-то», – подумала она и с удивлением обнаружила себя внутри прозрачного шара, похожего на мыльный пузырь. И что самое интересное – она парила в невесомости. Притяжения не было. Ноги не стояли, а висели в воздухе. Она попробовала передвигаться в нём. Сначала не выходило, но она быстро сообразила, что принципы полёта здесь те же, что они изучали в своё время с Мией. Пытаясь разобраться, она и не заметила, как Миу тоже оказался в пузыре, только в другом. Секунду они смотрели в глаза друг друга, улыбаясь. Наконец, Миу первым начал двигаться, очень медленно, показывая девочке, что надо делать. Но Кира уже сообразила и сама, не зря она в своё время столько тренировалась с подругой.

И вот они уже над рекой. Смотреть вниз страшно, поэтому она смотрит на Миу. Они смеются. Почему-то очень хорошо, легко и весело. Их шары приблизились, между ними только пару метров. Миу выставляет вперёд руку, приставляя открытую ладонь к шару. Кира делает то же самое. Их шары соединяются и ладони тоже. Она не может, не в силах оторвать руку, смотрит на него, как зачарованная. Его зелёные глаза – лучистые, сияют, притягивают, как магнит. Кире кажется, она сейчас умрёт от счастья. Миг! Но какой волшебный! Какой прекрасный!

Всё пролетело так стремительно, что Кира и не заметила, как они оказались на другом берегу и приземлились почти на аналогичный подиум. Оболочка пропала так же быстро, как и появилась, а с ней и невесомость. И Кира уже стоит на ногах. Вот он секрет притяжения!

А потом произошли события, при воспоминании о которых у Киры даже спустя много лет после начинало гулко стучать сердце. Хотя ничего особенного не произошло. Просто Миу подошёл, подал ей руку и помог спуститься с деревянного настила. Всего лишь жест вежливого человека. Но не для Киры! Она усмотрела в этом совсем другое. Ведь когда тебя берёт за руку чужой человек, он становится уже не чужим, а близким. И потом так нежно и естественно её ладонь оказалась в его, будто они знали друг друга вечность, что дальше для них не могло быть иначе, как взяться за руки и идти вместе, болтая о всякой ерунде. И всю дорогу Кира ощущала совершённую лёгкость, а в душе её заливались маленькие хрустальные колокольчики.

Солнце тем временем клонилось к закату, закончился лесной массив, и им внезапно открылся потрясающей красоты пейзаж: горная долина, покрытая цветами. Тихо, спокойно, ни души, только овцы паслись где-то вдалеке, да ветер гулял здесь, нагибая и распрямляя бронзовую траву, гоняя волну за волной, оживляя всё вокруг. А дальше шли горы, загораживая, как грозные стражники, редкую жемчужину от внешнего мира. И там внизу, у их подножия одиноко белел маленький домик.

Предзакатное солнце играло в светлых волосах Миу, а Кира стояла рядом, держа его за руку. Она вдыхала тёплый, упоительный воздух и не могла оторваться от вида долины, в котором присутствовало что-то таинственное, мистическое. Оба молчали, будто пытаясь впитать, возможно, самый прекрасный в их жизни пейзаж, зафиксировать его в глубинах памяти и оставить там навсегда, как и охватившее их обоих чувство счастья.