Кира и кот

Сердце сжималось от тоски и горя. Прекрасный волшебный мир, созданный Мией, рухнул с её исчезновением. Кира всегда мечтала иметь подругу и, когда в её жизни появилась Мия, завидовала самой себе. Время, проведённое вместе с нею, было самым лучшим. Теперь она чувствовала такую пустоту и утрату чего-то настолько для неё важного, что не знала, как с этим жить.

Хотя надежда, пусть даже и призрачная, была... Ниточка, которая могла привести её к подруге. Может, конечно, и глупо было надеяться на говорящего кота, но всё же… Это странное существо, Милан, появившийся из ниоткуда у дверей Мииной квартиры, был на данный момент единственным связующим звеном с тем миром, где жила её подруга.

Зайдя в квартиру и прикрыв за собой дверь, она прошлась по тёмному коридору на ощупь. В комнатах было тихо, занавески задёрнуты, никаких шорохов и движений. И Кира начала уж было сомневаться в существовании кота. «Может, мне и правда показалось, и от горя начались галлюцинации, – подумала она. – Надо взять себя в руки, наконец. Ведь жизнь на этом не заканчивается! Или заканчивается?»

Осознание горькой потери – она больше никогда не увидит Мию, та исчезла, пропала, улетела в неизвестном направлении – накрыло Киру с новой силой, и почти высохшие горькие слёзы отчаяния полились вновь.

 

- Может, ты меня всё же покормишь, – неожиданно раздался отчётливый голос из кухни.

Кира опешила. Неужели и правда кот разговаривает? Она кинулась опрометью в кухню, но в темноте, натолкнувшись на какой-то предмет, сильно стукнулась локтем и, потирая ушибленное место, пошла уже медленнее, с осторожностью осматривая дорогу.

На кухне было светлее, чем в остальных комнатах: в не закрытые шторами окна проникал солнечный свет. И Кира сразу увидела кота, развалившегося на её любимом стуле, на котором привыкла сидеть раньше она, уплетая с огромным удовольствием Миины блины и булочки и запивая все это ароматным чаем. Котяра был действительно необычайно огромных размеров. И она вспомнила, как совсем недавно, встретив его в квартире Мии, приняла в темноте за жуткое чудовище и потеряла сознание. Картинка всколыхнула в памяти и предшествующие этому события – странный сон и ужас, который она испытала тогда. И что примечательно, подруга явно не благоволила к своему домашнему питомцу – в тот раз она прогнала его с кухни, даже не дав Кире погладить пушистое создание.

Интересно почему?

Она насторожилась, даже мелькнула мысль уйти, но всё же этот кот из сундучкового города был теперь её единственный, пусть и призрачный, шанс найти подругу, и она решила, что не упустит его!

 - Тебя зовут Милан, так? – наконец прервала молчание Кира, заключая: – И ты разговариваешь?

 

Кот что-то невнятно муркнул. Его внимание было поглощено другим, крайне интересным занятием: ожесточенно-сосредоточенный, он ловил летавшую вокруг него муху.

Но несмотря на то, что он по сути толком ей не ответил, она продолжала задавать вопросы:

- Ты разговариваешь только со мной или можешь со всеми?

- Могу, если захочу, – произнёс кот уже чётко, наконец прижав лапой к полу вредную муху. Затем он как-то очень по-человечески хмыкнул и бросил с неким вызовом: – Я ещё и не то могу! – И уставился на Киру своими зелёными немигающими глазами.

- Едой пахнет, – облизнулся он. – Ты это… Налей, что ли, молочка мне… Ну и сама угощайся, а то рыдания твои уже надоели.

Кира оглянулась. И только тут заметила на столе чайник, чашки и булочки с корицей. «Как будто Мия знала, что я приду», – подумала Кира. Она была приятно удивлена, хотя и пребывала в некоем ступоре. Да это и понятно! Столько переживаний навалилось на неё, столько событий произошло за один день: беспокойство по поводу её танцевального выступления, успех, радость, затем горе, отчаяние и вот снова надежда. Такая смесь самых разнообразных эмоций и чувств не прошла даром. Кира ощущала некую нереальность, как будто все эти события произошли не с ней, а с какой-то другой девочкой, и сама она смотрит на всё это со стороны. Это как фильм про неё, но не с ней.

 

Она послушно открыла дверцу холодильника, достала молоко и налила в блюдце. Внезапно действительно очень захотелось есть. Она придвинула другой стул и стала быстро, почти машинально, доставать различные баночки со сгущёнкой, вареньем, ставя всё это на стол.

Кот, уже вылакавший своё молоко, важно облизывал усы и внимательно следил за действиями Киры. Когда девочка, удобно устроившись на стуле, в конце концов поднесла ко рту намокший в сгущёнке кусок булки, он снова заговорил:

 - Так ты хочешь помочь Мие?

Кира с набитым ртом округлила глаза и яростно затрясла головой, всем своим видом показывая, как сильно этого хочет.

- Тогда давай так, – важно продолжил Милан, –  я помогу её найти, но мне нужно кое-что от тебя: обещание, что будешь во всём меня слушаться. – На секунду он прервался и, с ленцой махнув два раза хвостом, капризно добавил: – И если ты с этим не согласна, не стоит даже начинать.

- Да! Да, конечно! – с нескрываемым энтузиазмом закивала удивлённая Кира. «Как будто у меня есть выбор! – подумала она. – Мне нужно найти её и помочь во что бы то ни стало! Она столько для меня сделала! И если она в опасности, я должна её спасти!»

- Смотри, – фыркнул кот, – если ослушаешься меня, будем считать наш договор расторгнутым.

 

Кира открыла было рот, чтобы заверить его в полной своей покорности, но тот движением лапы вдруг остановил её, проворчав: – Я тебе верю. – И дальше начал с важным видом раздавать указания: – Значит, так. Сейчас иди в гостиную, возьми из сундука коробочку и принеси сюда.

Она, передвигаясь на ощупь, послушно пошла в комнату и первое, что сделала: распахнула там шторы. Последние лучи заходящего солнца проникли в помещение, осветив его ярким оранжевым светом. И Кира стояла, любуясь, как зачарованная, изображённым на стене сундучковым городом, который так был похож на тот настоящий, реальный, в котором они с Мией веселились на карнавале, что слёзы снова подступили к горлу. Она должна туда попасть! Любым способом!

Громко шмыгнув носом, она хотела уж было заплакать, но Милан, предусмотрительно последовавший за ней,  был начеку:

- Ох, ну что? Опять слёзы? И почему вы девчонки все такие плаксы? – поддел он Киру.

- Вот ещё! – огрызнулась она, всё же виновато оправдываясь: – Не собиралась я плакать, просто насморк.

- Тебе там понравилось? – проследив за её взглядом, задал вопрос кот с новой необычной интонацией, проходя вдоль разрисованной стены, быстро и мелко помахивая кончиком хвоста. 

- Да! – почти прокричала Кира, взволнованно продолжив: – И я очень, очень хочу туда вернуться. Ты же поможешь?

 

- Мрр, да! – величественно промурчал Милан и многозначительно добавил:  –  Но и ты не забывай, что кто-то обещал во всём меня слушаться.

- А я что делаю?! – парировала Кира.

- Тогда открывай сундук, – невозмутимо мяукнул кот.

Кира промолчала, пытаясь скрыть раздражение, подошла к сундуку и обнаружила, что он закрыт. Да, вот висит большой кодовый замок. В памяти прокрутилось, как Мия открывала его при ней, набирая какие-то цифры. Но какие? Конечно, сейчас и не вспомнить, да она и не смотрела, не запоминала ничего тогда. И что же теперь делать? Девочка вопросительно смотрела на Милана. Но по его озадаченной морде поняла, что он тоже в замешательстве.

- Попробуй такую комбинацию, – наконец взволнованно произнёс он и назвал ей три цифры.

Кира попыталась, но безрезультатно. Тогда кот возбуждённо замахал хвостом.

- Какое ещё число она могла ввести? – скорее сам себе раздражённо буркнул он и начал лихорадочно наворачивать круги вокруг Киры так, что у неё закружилась голова, и она, не выдержав, плюхнулась в кресло.

Кот тут же запрыгнул ей на коленки и стал равномерно урчать, мягко топчась передними лапами, и Кира вдруг заметила, что на одной из них что-то поблёскивает, она хотела рассмотреть поближе что это, но тут внезапно почувствовала, что глаза сами по себе закрываются, и ей очень захотелось спать. Очнулась она, как ей показалось, через секунду. Кот уже сидел у сундука и с нетерпением смотрел на девочку.

 

- Давай быстрее, – поторапливал он её, – попробуй снова.

Он назвал другую комбинацию, которую Кира, всё ещё пребывая в полудрёме, набрала. И о чудо! Сундук открылся!

По всей комнате разлился запах лаванды. Этот аромат показался ей таким родным и любимым, что было в общем-то занятно, так как раньше он совсем ей не нравился. Она заглянула внутрь: вещи были аккуратно сложены, и Кира вдруг почувствовала некую неловкость: её с детства приучали, что трогать, а тем более брать чужие вещи нельзя, но она обещала во всём слушаться кота. «Это нужно для дела, чтобы найти и спасти Мию», – успокаивала она себя и свою совесть.

Кот же в это время, запрыгнув на сундук, грациозно расхаживал по краю. Он даже как будто и не смотрел внутрь, но быстро указал лапой на небольшую синюю коробку, которую Кира послушно достала и открыла. Там были аккуратно разложены различные изящные вещицы. От этого многообразия у девочки разбежались глаза. Захотелось разглядеть всё получше, потрогать, кое-что даже примерить. Но кот не дал ей такой возможности. Кончиком хвоста он ткнул в маленькую зелёную шкатулку в самом углу. Кира поняла. Она извлекла её на свет и обнаружила там изумительной красоты кольцо.

- Надень его, – скомандовал кот, – и никогда не снимай: через него я буду держать с тобой связь. А сейчас иди домой. Когда всё будет готово, я вызову тебя, и мы отправимся к Мие.  

- Да? А каким это образом ты меня вызовешь? – раздражённо спросила девочка – её явно задел его лаконичный повелительный тон, и она недовольно заметила: – Кольцо не телефон.

 

Тут кот взглянул на неё так, что Кира поняла, что сморозила какую-то глупость. А пушистое создание, многозначительно помолчав несколько секунд, явно наслаждаясь моментом, самодовольно промурчало:

 - Ты узнаешь, поверь мне.